Вторая неожиданность.

Оставьте комментарий

vesna_1

Вскоре к гостинице подъехала комитетская машина, в которой привезли два больших чайника с зеленым чаем, теплые еще лепешки и каймак.
— Так-то жить можно, — возрадовался Володя-младший. — Прекрасный завтрак.
— Не очень ловко, — возразил Володя-опер. — Вроде подношения.
— А что делать? — спросил Володя-отец. — Что делать? Нужно будет постараться отблагодарить ответным угощением.
— Э-э! Зачем все эти разговоры, — успокоил всех Кадыралиев. — Вы — гости. Давайте пить чай.
Вторая неожиданность оказалась буквально сногсшибательной. Только они, разделившись на две группы, расселись о машинам, чтобы ехать сразу на два хлопкозавода, только тронулись, а Кадыралиев говорит Тихову:
— Пусть та машина едет, как уговорились, а мы — совеем на другой хлопкозавод.
— Зачем?
— Поглядим, —и к шоферу: — Давай по ташкентской дороге. Понял?
— Ясно, — кивнул водитель и спросил вроде бы для уточнения: — На самый дальний? Да?
— Да-да, — подтвердил Кадыралиев. — Туда.
И лишь только они подрулили на площадку перед заводоуправлением, где мирно жарили свои бока черные «Волги», разномастные «Жигули» и «Москвичи», как тут же к ним навстречу поспешили директор завода и секретарь парткома.

А попрощался.

Оставьте комментарий

reklama1-1

А попрощался… Руку как будто не пожал, а оттолкнул. Катя зажмурилась. Она не хочет ни одной слезинки пролить. Ох и припомнит же она когда-нибудь Виктору этот вечер!
Стиснув зубы, Катя выпрямилась и стала подниматься пешком на шестой этаж. В лифте было зеркало, а она не хотела себя видеть.
Павел Гаврилович спал перед ночной сменой. Жена его, Катина тетка, ходила по комнате в шерстяных чулках, чтоб не обеспокоить мужа. Женщина сильная и властная, Варвара Петровна во всем свете боялась только своего Павла Гавриловича, который был ей по плечо.
Первые годы пребывания Кати в Москве Варвара Петровна присматривала за ней строго и бесцеремонно, не без основания считая, что девчонка красивая, чуть подрастет —и парни начнут увиваться, и если смолоду ее не приучить к строгости, так потом, пожалуй, такую волю возьмет, что сама не рада будет.
Однако тревоги оказались напрасными. Из всех заводских парней Катя увидела только одного. Лучшего мужа не могла б ей пожелать и сама Варвара Петровна. Куприны с Симочкиными все равно что родня, а теперь и по закону породнятся.
Катя зажгла в своем углу настольную лампочку и уселась за книжки. Голову опустила низко. Варвара Петровна искоса поглядывала на племянницу: учит, учит, а почему страницу не переворачивает?

Чтобы поправить дело.

Оставьте комментарий

vorobey_3

Чтобы поправить дело, гитлеровцы сформировали новое подразделение диверсантов, названное ими ягдфербандом СС. Им командовал оберштурмбанфюрер СС Отто Скорцени, которому грех было жаловаться на недостаточный опыт в проведении разного рода диверсий.
Гитлеровцы ставили перед ягдфербандом очень широкие задачи: захватывать и уничтожать особо важные стратегические объекты, разрушать коммуникации, нападать на штабы, похищать или убивать видных руководителей движения сопротивления, командиров партизанских отрядов, собирать сведения военного характера, организовывать банды и восстания. Широко развернутая деятельность ягдфербанда должна была хоть сколько-нибудь оттянуть окончательный разгром гитлеровцев.
Ягдфербанд действовал против всех стран, сражавшихся с Германией, но особенно большое внимание гитлеровцы уделяли ему на востоке, где предполагалось развернуть активную деятельность в тылу Красной Армии. Начальником «СС Ягдфербанд Остланд» был назначен сорокапятилетний Манфред Пехау. В начале войны он служил в эйнзацгруппе, как называли гитлеровцы оперативные группы, был командиром части СД в Локне, участвовал в операциях по уничтожению партизан под Себежем, Освеей, Минском, Барановичами. На подбородке слева у него было два шрама от ножевых ран — память о буйной молодости.

Третий брат.

Оставьте комментарий

blonde_2

Третий брат, Янис Лея, тоже был в ягдфербанде.
Примеру братьев последовал и сам Андж, он также вступил в ягдфербанд и устроился на работу в дорож¬ном департаменте в Кулдиге. Теперь и он часто ездил на машине в Кулдигу и Вентспилс, откуда привозил ценные и точные сведения. Ягдфербанд со всей своей секретностью частенько был у Карлиса Мачиня будто на ладони.
Большие заслуги Анджа Леи в разведывательной работе неоднократно подчеркивались Карлисом Мачинем в его послевоенном отчете.
Аксель Амберг кое-что узнал, а больше догадывался о связях Анджа Леи с Карлисом Мачинем, потому-то он с такой уверенностью подумал: «Может, Анджу Лее удастся выяснить», — и не ошибся.
На последнем этапе войны гитлеровцы, оставляя территорию за территорией и непрерывно «сокращая линию фронта», стали сетовать, что Красная Армия применяет себе на пользу их уроки, освоила и «ножницы», и «котлы», то есть окружение крупных вражеских соединений, — а сами они совсем не учатся у противника, не осваивают опыт советских партизан по развертыванию подрывной деятельности во вражеском тылу.