Второе письмо.

Оставьте комментарий

chok_1

Шестьдесят советских молодых людей летели в Лондон на трех пассажирских самолетах. Штатские пиджаки и шляпы были внове и вчуже многим из нас, привыкшим за эти годы к походной военной одежде. И чемпион мира по плаванию, получивший ранение на фронте, и белорусский учитель, пустивший под откос двадцать пять немецких эшелонов, и директор украинского сахарного завода, который создал в тылу
Второе письмо написали колхозники из «Светлого пути». Они называли имена всех троих: Иван Шелест, Сергей Олейников и Виктор Кистерский. Несколько месяцев авторы письма, ныне трактористы, и эти трое сражались вместе в партизанском отряде «За Родину», но потом военная судьба разметала их в разные стороны.

Не имеем ли мы дело.

Оставьте комментарий

nikulinv

Не имеем ли мы дело с двумя немцами «гитлеровского образца» — если не близнецами, то родными братьями? Ведь рядом с эсэсовцами, «черными хищниками», убийцами по природе своей, Армии Залигер может сойти всего лишь за «попутчика», мелкого соучастника чужих преступлений. Таким он и кажется капитану американской армии Корнхаупту, допрашивающему; Залпгера. Корнхаупт «устал» от того, что он увидел в побежденной Германии, где, как ему кажется, нет возможности отделить правду от лжи, добродетель от преступления.
Корнхаупт пытается взвешивать вину на неких вневременных весах абстрактной справедливости, и ему все немцы, одетые в военную форму, представляются одинаково виновными (или невиновными); ответ на вопрос, предал Залигер Фольмера или нет, начинает казаться ему мелкой политической игрой, не имеющей отношения к истине и справедливости.

Позвонили.

Оставьте комментарий

dom-v-derevne1-1

«Знает», — решил Ордынский, глядя на удрученное лицо друга. Ему даже смешно стало, как он мог допустить, что между ними в силах возникнуть какая-то неловкость.
Позвонили. Ордынский потянулся и первым взял трубку. Лицо его прояснилось.
— Нет, Федор Семеныч, это я, Ордынский. Да. Богатым буду. Заходи, конечно, заходи! Здесь хозяин.
— Ванюша, старик Воскобойников чего-то хочет,— сказал он.
Пришел Воскобойников. На нем лица не было. Сразу стало видно, какой он маленький и старый.
— Что случилось, Федор Семеныч?—в один голос спросили Ордынский и Шевелов.
Воскобойников поглядел опухшими от бессонной ночи глазами на директора, на секретаря.
— Может, у тебя секретное дело? — ничего не понимая, но всячески пытаясь облегчить старику какую-то трудность, спросил Ордынский. — Так я уйду.
— Да какой секрет, — сказал Воскобойников. — Уж весь поселок знает. Вчера Петр в город поехал. В горкоме на беседе должен был быть. Так вот… В милиции он. И пятнадцать суток дадут. Коли не больше. За драку.
— Что-о? — поморщившись и, как глухой, приставив ладонь к уху, переспросил Шевелов. — Этого не может быть!
— Вот и я думал, что не может быть, — печально согласился Воскобойников. — Ан вышло. Там сидит. Попросил, позвонили. Да и ребята уж знают.
— Это бред какой-то, путаница! — сказал Шевелов решительно. — Я сам ему рекомендацию в партию давал.
— Встретил Захряпина, — продолжал Воскобойников. — Говорит, последствия разболтанности, пьянства.

Под градусом.

Оставьте комментарий

Говорила мне бабушка, не спеши на себя примерять все про это. Придет время, и все само собою решится. Но я спешил, я старался ускорить, и чего я добился.
Если быть честным, то мне сегодня по фигу все, что я напишу, во мне сидит грамм пятьсот водки, и пара бутылок темного, бархатного пива. Давно пора ложится спать, а меня вдруг потянуло сюда. Да и хрен с ним, напишу пару предложений, а потом и на боковую можно идти.
Вечно меня под градусами на приключения тянет, хорошо, что хоть нашел дорогу сюда, а то сейчас на улицу бы пошел.
Эх, спеть бы еще, да только поздно очень, не поймет меня никто, поэтому завязываю сегодня со всем, и пошел спать.

Квашеная капуста.

Оставьте комментарий

квашеная капуста

Зашли сегодня вечером поужинать в кофейню, кофейня яблоко, но перекусить не получилось. Кофе, как и положено, и к нему разная фигня, в виде булочек. Разве мы такой привыкли ужин употреблять. Нам мясо бы, да побольше, вот тогда прекрасно. С полным желудком, да в кровать. Иначе уснуть у нас не получится. Привычка великая вещь. От нее просто так не избавишься.
Ну и как положено, вечер за столом. Ну, теперь наужинаемся вдоволь, досыта.
Блин, и тут без мяса! А вы любите обычные русский продукты, деревенские соленья? Я, безусловно, люблю. Мне все это нравится. Скажите, что же такое  деревенская русская капуста квашенная? Это, безусловно, не только великолепная закуска под стопочку, под водочку, это еще и национальный русский продукт. Изысканное, известное всем в нашей стране русское блюдо. Может быть, и не для любителей хорошо поесть, но для обычного, простого человека, это изысканное блюдо. И ни чьих я возражений не приму, как возражение, не даст мой характер. На вкус и цвет, друга, как говорится, нет.
Вечерний ужин, домашний стол. Вареная картошка, квашеная капуста, разве кофейня яблоко таким угостит. И не дождетесь.
Больше