Он даже спросил.

Оставьте комментарий

pivo im1

Успокоившись, Максим Лаврентьевич сказал, что принес раненым книги. Он вытащил из рюкзака томики Пушкина, Толстого, Шолохова, просительно посмотрел на Анну Ивановну и сказал:
— Нельзя ли устроить, чтоб меня пропустили в отделение, где работает Кирик, к раненым? Я сам хочу отдать им книги, поговорить с ними. Ведь сегодня у вас приемный день.
Когда они шли по коридору госпиталя, он внимательно смотрел на раненых, оценивая каждое приветствие, ее слово встречного врача или сестры, обращенное к Кире. Он даже спросил у одного легкораненого, доволен ли он сестрами. Тот отвечал обстоятельно и серьезно, очевидно принимая Максима Лаврентьевича за врача.
Кира едва сдерживала улыбку.
— Я думаю, папа не столько испугался слухов, сколько решил самолично проверить, как я работаю, — шептала Кира на ухо Алеше, когда после осмотра отделения Максим Лаврентьевич с Анной Ивановной сели пить чай.

Реклама

Волк.

Оставьте комментарий

мост

Как сказал один мой знакомый, известный в Рунете блоггер, мол, если не знаешь о чем писать, пиши о том, что с тобою произошло в этот день. Упал на улице, напиши, поднялся, напиши, нашел десять копеек, то же напиши. Набивай руку, потом интересное само из-под тебя побежит.
Что же, попробую, попробую я сделать так, как он мне советовал.
Итак, начал заниматься хренотенью.
Простой очень и однозначно бестолковый сюжет сегодняшнего моего дня. Ничего другого я не отыскал у себя в этот день.
Итак, еще раз говорю, поехали дальше.
Шел, не спеша, я лесом, песни пел. Соловей мне на …
Не о соловье речь здесь, безусловно. О другом, я речь веду.
Как поступить, как мне поступить? Серая, с рыжеватыми подпалинами,  кобелина преградила мне дорогу в стоящую неподалеку автомашину, где, как раз я от нее и укрыться мог. Ни дубины рядом, не глядя на то, что вокруг лес сплошной. Ни

Больше